25.11.2021

Образ СПИДа в отечественных СМИ конца 20 века. Часть 9

Продолжаем публикацию архивных материалов по истории освещения в СМИ проблемы СПИДа. Анализируем газетные публикации 1988 года.

Олег Мороз. «Литературная газета», 14 декабря 1988 года. Статья называется «СПИД у нас дома».

«И вот эта болезнь пришла к нам. Мы полагали, что СПИДом болеют лишь ЭКЗОТИЧЕСКИЕ ПОРОДЫ ЛЮДЕЙ - гомосексуалисты, наркоманы».

Каково вам? Какая формулировочка! Какая экзотика! И далее автор, да не будь это «Литературка», где подобные художественные образы вполне приемлемы, выводит ещё один перл: «Но, оказалось, ему подвержены ОБЫКНОВЕННЫЕ БЛАГОНАМЕРЕННЫЕ советские люди, ничем не выделяющиеся среди остальных ПРОЧИХ».

Да ладно! Сегодня на фоне дискуссий о гендерных определениях половой принадлежности человечества, эти словесные изыски просто смешны. И тогда, в русле меняющейся государственной идеологии, такая публикация стала возможна. Это вам ни при КПСС. Далее, в статье, художественно описывается несколько историй, произошедшими с советскими людьми. Вот одна из них в сокращении.

«Ирина. Двадцати лет. Жила с иностранным студентом. А студент жил не только с ней. Здесь, в больнице, она повторно. В первый раз появилась полгода назад. С ней всё ясно: заражена. В этих стенах ещё две сестры по несчастью. Из одного гарема наложницы.

Вирус обнаружили у студента, когда он вернулся с каникул. А дальше дело известное – вопросы, расспросы. Эпидемиологи – словно сыщики. Их задача – выяснить с кем у человека были контакты. Так и до Ирины добрались.

- Что вы ощутили, когда узнали о положительной реакции?

- Ужас, конечно. Что ещё? Жалко себя стало. Конечно, я знала об этой болезни. И с ним мы говорили много на эту тему. Я знала, что у него есть много женщин.

- Не пытались Вы укротить нрав своего друга?

- А! – машет она рукой, - Бесполезно. Тем более он из такой страны, где болезнь эта очень часто встречается. Так что он не очень переживает. Говорит, что они её не чувствуют. Сейчас он уехал. Женился там. Вроде бы всё нормально…

Вот. Сам заразился, заразил других и всё нормально».

Через некоторое время Ирина вернулась в свой небольшой городок. О её диагнозе СПИД стало известно всем на её работе. Это при том, что медицинский диагноз должен быть тайной.

Когда после отпуска Ирина возвратилась на работу, место её оказалось занятым. «Директор ничего слышать не хочет: «Если ты не уволишься, я издам приказ, что ты вирусоноситель СПИДа».

А вот на лицо и факт дискриминации. Надо сказать и по сей день это явление открыто существует.

Оказалось, что героиня этой истории ещё и ждёт ребёнка. Автор сетует, за что же его, ребёнка, наказывают. Далее описывается ещё несколько историй о молодых людях возраста 18-20 лет, которые, зная о болезни, всё-таки надеялись, что их это не коснётся. А вот поди ж ты!

Конечно, СПИД ещё не приобрёл масштабы катастрофы. И в СССР случаи заболеваний были единичными. Уже в 1987 году ответственность за заведомое проставление лица в опасность заражения ВИЧ. Срок лишения свободы по этому виду преступления составлял 5-8 лет. Сейчас, конечно, законодательство изменилось, хотя 122 статья УК РФ по-прежнему существует.

Ну а что с тем студентом? Уехал, женился, наверняка родил наследников. А при столь небрежном отношении к своему здоровью и беспорядочных половых связях, скорее всего, спустя лет так десяток, умер. Но значительно повысил количество заболевших. И тут, и там… Тут уж не об экзотической породе людей идёт речь, а о личном отношении обыкновенных благонамеренных и уже не советских людей.

Однако, думайте!!!

(Огромное спасибо Галине Стражниковой - заведующей лабораторией Института переливания крови в 80-е годы за предоставленные материалы).

Павел Созинов, специалист по связям с общественностью Центра СПИД.


Возврат к списку